System Of A Down - не совсем для народа / Интервью с Дароном Малакяном, 2000

Гитарист System Of A Down Дарон Малакян не общительный человек, и тот факт, что его группа провела последние два года после релиза одноимённого дебютного альбома, играя музыку перед нескончаемым потоком публики в далёких и больших городах, не сыграл никакой роли для изменения его отношения к людям. В том, чтобы играть рок-н-ролл его привлекает не всеобщая лесть или поклонение, а необходимость творить. Он с жаром говорит об искусстве и музыке, своей неудовлетворённости ошибочными людскими мнениями на счёт System Of A Down, и интуитивных границах музыки, призираемых им всеми силами. Но, несмотря на грубые тенденции, его страсть к музыке очевидна – и это та страсть (разделяемая его коллегами: басистом Шаво Одаджяном, барабанщиком Джоном Долмаяном и фронтменом Сержем Танкяном), которая принесла System Of A Down последователей.


Гитара.ком: У тебя весьма внушительный арсенал гитарных звуков.

Дарон Малакян: Тут я должен отдать должное Шаво. Если бы Шаво был из таких басистов, что постоянно шумят, и сами по себе пилят соляки, тогда то, о чём мы сейчас говорим, не существовало бы. Он играет что-то основательное подо всё это. Так что если я хочу сыграть что-то, отличное от обыкновенных риффов, у меня всегда есть твёрдая основа, на которую можно положиться. Мы как группа просто чувствуем, каким образом строить наши песни: вот эта часть явно не подходит, ей нужно побольше того, сего. У нас нет каких-то законов, правил. Это искусство. Если вы собираетесь накладывать определённые нормы или правила, вы никогда не получите этих ваших Пикассо, Сальвадора Дали или любого из всех тех людей искусства. То же самое и в музыке. Если ты наложишь на себя какие-то правила, в итоге получишь что-то обыкновенное. Обычно артисты, которые интересуют публику, это те, которые любят рисковать.

Гитара.ком: Ты дисциплинированный музыкант в плане написания и исполнения песен? Есть что-то, над чем ты работаешь?

Дарон Малакян: Помимо того, что я гитарист, я также считаю себя и автором песен, так что я бы хотел сконцентрироваться на написании песен... Я знаю, это гитарный журнал, но для меня дело не ограничивается одной лишь гитарой, это и вокал, и барабаны, и бас и то, как всё это вместе сочетается.

Гитара.ком: Тебя больше беспокоит общая картина.

Дарон Малакян: Полное удовлетворение от того, что в результате получилось что-то новое. Это то, что я хочу делать, я хочу изменить ситуацию. Это может звучать "сыро" - если вас вообще ебёт, что я заинтересован не в этом, а в искусстве. Потому как если искусство остановится, мы придём к тому, что все всё делают одно и то же. Они боятся пробовать то, боятся пробовать это, потому что они не подпишутся на тот лейбл, не попадут на радио. Потом мы остановимся, затем мир остановится... Для меня, смысл всего этого в том. чтобы пробовать сочетать, комбинировать вещи, ведь столько было различных типов музыки в прошлые сотни, тысячи лет. Музыка произошла от ударов, когда человек ударял камнем о камень или типа того. Было столько различных видов музыки. Ты можешь черпать вдохновение здесь и там, вернуться к корням и смешать всё это, если есть желание и смелость сделать это.

Гитара.ком: Это вопрос бесстрашия.

Дарон Малакян: Страх затуманивает твой разум. Вот в чём дело. Он закрывает твой разум от попыток, от предпринятия шагов. В нашей группе есть одно такое правило. Нет идей, которые были бы глупыми. Мы пробуем всё. Если получается глупо, тогда мы понимаем, что вышло говно. Но нужно пытаться, всегда нужно пробовать, и мне плевать кто это придумал. Я могу быть основным автором песен в этой группе, но у каждого есть право голоса. Я делаю что-то, чтобы создать определённую атмосферу, «кач», но вы можете войти, моя девушка например может войти и сказать «Эй, попробуй-ка так». Я попробую, и если это сработает, тогда мы вставим это в песню. Мне всё равно, кто до этого додумался, до тех пор, пока выйдет песня, до тех пор пока эта та песня, у которой есть свой характер и которая твёрдо стоит на ногах.

Гитара.ком: До System Of A Down ты играл во многих группах?

Дарон Малакян: До System Of A Down была одна неплохая гаражная группа. Мы были круты и назывались Soil. Звучание было схожим со звучанием SOAD. Soil были смесью Rush, Заппы, Slayer, Pantera, Soundgarden, и всего того, о чём вы успеваете подумать во время таких десятиминутных песен, которые начинались чем-то одним и заканчивались чем-то совершенно другим. Мы были действительно хорошей группой и тогда зародилось многое из того стиля, в котором сейчас играют System Of A Down.

Гитара.ком: В чём отличие Soil от System Of A Down?

Дарон Малакян: После Soil я подсел на The Beatles. Я никогда до этого от них не пёрся, до этого я был просто металлистом (термин "metal head" иногда имеет смысл как у нас – "говнарь". Это чуваки, которые одеваются в кожу и говорят, что слушают металл, в то время как на самом деле слушают говно-рок и говно-альтернативу, - прим. metronome charisma). Но Битлы заставили меня понять структуру песен, умещать всё в три минуты – сжимать такие вещи. Определенно, выкидывать что-то лишнее из песен для меня, как автора песен, - сложнейшая вещь в мире. Очень легко пихать в песню все свои новые идеи, потому что ты любишь их все. Но для того, чтобы сделать песню клёвой, приходится иногда что-то отбрасывать, и это сложнейшая часть. Какую часть ты бы выкинул из песни, чтобы она звучала круче? Это самая большая проблема.

Гитара.ком: Трудно самому поправлять себя.

Дарон Малакян: Это тяжело. Мой отец художник, и поэтому я выучил этот урок, просто наблюдая и учась. Мои родители – оба артисты, и когда мой отец писал эти абстрактные картины, иногда он слишком много вставлял в них. А как только ты вставил лишнего, уже слишком поздно. Я видел, как он угробил множество картин тем, что просто вставлял лишнее. Так я и понял, что гораздо сложнее сдержаться, чем внести идею.

Гитара.ком: Но ты хотел бы иметь возможность управлять процессом – иметь возможность делать это всё, и знать, когда этого делать не нужно. Есть разница между тем, чтобы не играть и не уметь играть.

Дарон Малакян: Мне нравится использовать разные методы. Мне нравится держать их при себе, чтобы достать в нужный момент. Как только готова основа для песни, оно само просится. Иногда требуется играть быстро. И когда ты начинаешь разбрасываться такими вещами направо и налево, потом это аукнется, потому что не будет звучать хорошо. Вот так это происходит.

Гитара.ком: Ваша музыка также требует определённой точки зрения от слушателя. Это не так плохо – некоторым людям нравится сложная, но интересная музыка – но не обеспокоены ли вы тем, что других она отталкивает?

Дарон Малакян: Одни люди нас поймут, другие – нет. Что я заметил, это если мы нравимся, то нас любят, а если не нравимся – ненавидят. И для меня это нормально. Когда мы подписывались на лейбл, я знал, что потом мы будем долгое время находиться в турне, но, чёрт побери, это был 1998 год, а сейчас уже 2000й. Я не думал, что это будет так долго. И дело в том, что мы ещё не закончили наш тур, а как только это произойдёт, мы запишем другой альбом и снова отправимся в турне на следующие два или три года. Но сейчас гастролировать стало частью моего образа жизни. Я раньше и подумать не мог, что стану музыкантом. Когде Лес Клейпул собирал группу Primus, не думаю, что он ожидал, что "Jerry was a Race Car Driver" попадет на MTV, но они все равно писали все эти песни и что-то изменили. В этом и есть весь System of a Down. Мы тоже хотим что-то изменить... Забавно, когда нас пытаются с кем-то сравнивать – “Вы, парни, звучите как Dead Kennedys, смешанные с Talking Heads, скрещенные с Korn, скрещенные с Faith No More”. И так еще около десяти групп, а я типа: “Ну разве вы не думаете, что смесь этих десяти групп – довольно уникальный новый ход?”

Гитара.ком: Как ты сам сказал – люди либо любят, либо ненавидят System Of A Down. Так что если они понимают вашу музыку, то любят вас, а если нет – то возникает недопонимание.

Дарон Малакян: Это просто смешно. Они классифицируют нас как политически направленную группу, несмотря на то, что мы поём обо всём на свете, от суицида до любви, политики и наркотиков. Мы поём обо всём. Мы не ограничиваем свои темы, и не ограничиваем нашу музыку. В связи с этим для меня всегда возникает проблема, когда люди подходят к нам и говорят с нами о нашей политической направленности. Люди спрашивают меня, что значит "System Of A Down"? Все хотят, чтобы все было написано где-то черным по белому. Или спрашивают, "Что это для вас значит?" Узнайте это сами. "А о чём эта песня?" Тексты довольно абстрактны - каждый может понять по-своему.

Гитара.ком: Людям гораздо удобнее видеть окружающий мир только в чёрном и белом цветах - не важно, сколько градаций серого там на самом деле есть.

Дарон Малакян: Я вообще не люблю людей. Мне кажется они глупые.

Гитара.ком: Рок-н-ролл - довольно странное занятие для мизантропа. Разве это не то, что ты делаешь? Общаешься с людьми?

Дарон Малакян: Мне кажется, есть люди, которые "въехали" в нас, и люди, которые любят музыку, но всё равно не понимают её. Мы очень непонятная группа, во многих отношениях. Например то, что мы якобы играем средневосточную музыку. Влияние Среднего Востока на меня, как автора песен, происходит больше всего от Iron Maiden, чем от какой бы то ни было другой средневосточной музыки. Iron Maiden играли много средневосточного. Если бы мы были несколькими белыми парнями из Англии, им бы в голову не пришло об этом говорить. Мне кажется, что иногда тот факт, что все участники группы - армяне, как бы говорит им, "Ах вот что они делают!" У нас есть песня под названием "Peephole" и это просто вальс. Нет ничего армянского в этом, но находятся люди, которые утверждают что она именно армянская, что видно влияние Среднего Востока, но при этом они на самом деле никогда не слушали ни армянской, ни средневосточной музыки. Вот что меня бесит, - когда люди показывают этим свое незнание армянской или средневосточной музыки.

Гитара.ком: Но это снова та "чёрно-белая" штука. Люди хотят догадаться, что вы имеете ввиду по вашему внешнему виду и какое у вас имя, а не характер, неважно, о музыке речь, или о конкретной личности. Люди не могут услышать средневосточную музыку в сёрф-музыке, потому что она называется иначе. Но то, что у вас армянские корни приводит к недопониманию, потому что большинство людей не знают этнографических различий между «Армянским» и «Средневосточным».

Дарон Малакян: Я знаю это часть нашей группы, но говоря, что это всё, что мы делаем, вы связываете нам руки. Не нужно этого делать, потому что у нас в головах слишком много всего происходит. Шаво диджеит помимо прочего, да и у меня, знаете ли, довольно большой спектр музыки, которую я слушаю. Мне не нравится ограничивать себя, а мне кажется, музыканты более ограничены, чем другие артисты. Это как если ты выпускаешь пластинку, и всем она нравится. А затем, если ты не выпустишь точно такую же пластинку, это всех отпугнет. В отличии от того, как если бы ты был артистом, ты мог пройти свою «тёмную полосу», период меланхолии. Вот почему, когда вы слушаете нашу запись, там сперва идёт весёлая песня, а затем “Spiders”. Мы просто хотели оставить все двери открытыми, чтобы потом тоже иметь возможность проходить через разные полосы.

2000
Интервью: © Guitar.com
Перевод: Анастасия "metronome charisma" Бахтина © TheMarsVolta.ru
Под редакцией: Алексей "ALuserX" Гартвиг © SoaD.msk.ru

Rambler's Top100